Перейти к содержимому


Обсуждение. Сопутствующие материалы.

материалы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 121

#21 Юрий Констант - admin

Юрий Констант - admin

    Администратор

  • Администраторы
  • 6 015 сообщений

Отправлено 02 Апрель 2013 - 03:43

Ночь, если ты о числе 7, то есть интереснейшие исследования этого числа в Библии. Могу поискать у себя в архивах и выложить в разделе "Литература". Вообще-то, это всё напрямую касается "Символической магии".

astro-man777@mail.ru


#22 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 02 Апрель 2013 - 03:51

Просмотр сообщенияЮрий Констант - admin (02 Апрель 2013 - 03:43) писал:

Ночь, если ты о числе 7, то есть интереснейшие исследования этого числа в Библии. Могу поискать у себя в архивах и выложить в разделе "Литература". Вообще-то, это всё напрямую касается "Символической магии".
Юрий, это интересно в качестве практического или рассуждательного материала, по части внутренних сновидений (о внешних выходах я читала про 7 врат, инетресно что есть о внутреннем), а так как не знаю, что может быть про цифру семь не знаю как она сможет помочь)
В любом случае, мне кажется это такое отдельное серьезное расследование на которое у меня не хватит сил в ближайшее время)
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna

#23 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 02 Апрель 2013 - 04:01

Цитата

Глубокий след в волшебной сказке оставили земледельческие культы земли, воды, солнца. В сказке, чтобы перевоплотиться, нужно удариться о сыру землю. Разнообразной волшебной силой обладает вода: оживляет мертвого, омолаживает старого, дает зрение слепому, делает героя сильным, а его врага слабым. Неотъемлемой художественной чертой жанра является красоч­ное сияние золотых предметов сказочного мира — в данном слу­чае эпитет "золотой" обозначает цвет солнца.

Цитата

Волшебная сказка несет в себе разнообразные следы тотеми­стических верований. С древними представлениями о супруге-тотеме связаны сказки о чудесных невестах и женихах. Главный герой часто вступает в союз с невестой-птицей. Отзвуком древ­них брачных обрядов является их первая встреча у воды: на бе­регу моря, реки или озера.
Даже объясню почему - не все еще дошли до этого момента - он будет попозже, но это относится к архетипической теории Юнга про Аниму - женскую часть Мужчины и Анимус - мужскую часть Женщины. Эти части - часть нашего подсознание, того, что загнано в него, а наше подсознание выражается в символе тотема, и потому такой гибрид - женщина-зверь \мужчина-зверь вполне логичное явление. Этот Анимус или Анима является таким же проводником в наше подсознание, таким же символом (не знаю на сколько таким-же..т.е. есть ли у них иерархия.. мне кажется должна быть) как и тотем. И в сказках это и отражено.
Мифологическое сознание было основано на идее бессмер­тия и единства живых существ. С этими представлениями свя­зано оборотничество — поэтический прием волшебной сказки. Живое может выступать в разных обликах. Например, в сказке "Хитрая наука" важную роль играет мотив "преследование — спасение". В нем развиваются две линии перевоплощений: кол­дуна и его ученика2.


В восточнославянских сказках особое значение имеет образ Бабы Яги. Он восходит к эпохе матриархата и многое в нем остается загадочным (например, существует несколько предпо­ложений, но нет убедительного объяснения самого имени "Яга"). К Яге по ее зову бежит всякий зверь, ползет всякий гад, летит всякая птица. Она не только повелительница живых существ, но и хранительница огня для очага (не случайно сказка связывает с ней предметы утвари — ступу, помело, кочергу).


О глубокой древности Бабы Яги говорит двойственность ее свойств: она может быть и помощником, и противником. Яга указывает дорогу в Кащеево царство, от нее герой получает чу­десные предметы и волшебного коня. Вместе с тем Яга выступа­ет как воительница, мстительница, похитительница детей. В родовом обществе Яга олицетворяла мать-родоначальницу, и сказка подчеркнуто утрирует ее женские признаки, хотя делает это, вследствие падения культа, уже с насмешкой: "Сидит Яга Ягинишна, Овдотья Кузъминишна, нос в потолок, титьки через порог, сопли чрез грядку, языком сажу загребает "
http://lib.znate.ru/...52.html?page=20
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna

#24 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 02 Апрель 2013 - 21:12

Найдите себе то, что будет вас вдохновлять.

http://t3.gstatic.co...J_mMALmnDcnLF6g
http://www.kulturolo...americanart.jpg
http://img0.liveinte...713803_0009.jpg
http://img1.liveinte...519_totem_5.jpg
http://4put.ru/pictu.../201/620185.jpg

http://www.google.ru...364997559324864
http://www.google.ru...364997606985882


http://dreamworlds.r...emy-chast2.html
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna

#25 Урга

Урга

    Сверхветеран

  • Модераторы
  • 1 540 сообщений

Отправлено 03 Апрель 2013 - 04:21

Прохождение через темное и узкое место

Большинство героических путешествий [в мифах] включают прохождение через темное место – горные пещеры, подземное царство, лабиринты – ив конечном счете внезапный выход на свет.
Еще они могут включать переход через безлюдную пустыню в цветущую землю.
Эта часть путешествия аналогична переживанию депрессии.
В мифах, как и в жизни, героине необходимо продолжать двигаться, действовать, делать то, что нужно, оставаться в контакте с друзьями или справляться одной, не останавливаясь и не отрекаясь (даже когда она чувствует себя потерянной), сохранять надежду во мраке.

Мрак – это те темные подавленные чувства (гнева, отчаяния, возмущения, обиды, осуждения, мстительности, страха, боли из-за измены, вины), которые люди должны преодолеть, если стремятся выйти из депрессии.
Это темная ночь одиночества, когда в отсутствие света и любви жизнь кажется бессмысленной космической шуткой.
Переживание горя и прощение обычно представляют выход вовне. Теперь жизненная энергия и свет могут вернуться.
Смерть и возрождение в мифах и снах представляют метафору потери, депрессии и выздоровления.
Ретроспективно многие такие темные периоды воспринимаются как обряды перехода, время страдания и испытания, благодаря которым женщина обучается чему-то ценному и развивается. Или, подобно Персефоне в подземном царстве, она может быть временной пленницей, чтобы потом стать проводником для других.

* по материалам книги Джин Шиноды Болен

#26 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 04 Апрель 2013 - 03:48

Замечательный рисунок попался на том же демиарте. "Запах" знаком :)

http://demiart.ru/fo...image&img=44162
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna

#27 Урга

Урга

    Сверхветеран

  • Модераторы
  • 1 540 сообщений

Отправлено 08 Апрель 2013 - 19:23

Изображение

Цитата

Древние говорили о священном дереве очень мудрые слова. Почти у всех народов было свое мировое дерево.
Например, библейское Дерево Добра и Зла?
— Да, ведь дерево является путем к жизни. В мире много деревьев и с ними связано множество мифов и легенд. Сейчас я хочу рассказать тебе еще один такой миф. Нужно уметь извлекать истину из таких историй.
Сестры Щитов рассказывают о первом дереве под названием Небесное Дерево Человека, или дерево бабочек. Это дерево всех первопредков, именно от него произошли первые мужчина и женщина. Они были вскормлены Деревом-Матерью.
Сестры говорят, что на ветвях того дерева мириады листьев, на них записана судьба каждого человека. Когда человек рождается, с дерева бабочек падает очередной лист. Время от времени от листьев исходит духовный свет, который затем, при зачатии, окутывает зародыш.
Предназначение человека заключается в осознании единства со священным деревом. Мы — не просто листья, мы свет Дерева Бабочек.
Все вокруг является Деревом Бабочек, все возвращается к нему. Любые страдания вызваны потерей понимания своего происхождения. Когда мы понимаем, что являемся великим деревом, приходит счастье. Любые иллюзии вызваны исчезновением воспоминаний об этом главном дереве.
— Это одно дерево или множество деревьев?
— Это вообще не дерево. Это способ выражения истины.

Цитата

Все живое представляет собой дорогу, ведущую к Великому Дереву, или Великому Духу. Этому пути следуют все.
Одни сбились с верного пути, другие останавливаются передохнуть, а третьи постигают истину, но не могут двигаться дальше.
Время от времени приходит великий учитель. Великие Учителя — это те, кто уже пришел. Они являются благородными вождями, покорившими все иллюзии, магию. Они взобрались на Дерево и достигли освобождения. Они нашли разгадку парадоксов и двойственности. Все, что они говорят, — истина, но даже им очень трудно объяснять ее так, чтобы остальные поняли.
Одни из них впадают в безумие и начинают пользоваться сверхъестественными силами в надежде, что это сможет помочь.
Другие становятся мучениками, чтобы показать окружающим величие своей любви и терпимости.
Третьи вообще ничего не делают, не вмешиваются в обычное течение событий. Они могут укрыться в пещере или на священной горе, но, с другой стороны, могут просто жить в соседнем доме.

— А что олицетворяет собой бабочка?
— Помнится, когда я была юной, совсем маленькой, один старик рассказал мне историю, которой я до сих пор верю. Он говорил, что Великий Дух сотворил бабочку, чтобы показать людям, как нужно жить.
— В каком смысле?
— Гусеница начинает новую жизнь, она превращается в прекрасную бабочку, и это учит нас тому, что жизнь преходяща.


#28 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 11 Апрель 2013 - 02:35

Существует девять миров;

Самый нижний мир – Хель (мир Смерти)

Выше находится Двартальхейм (мир двергов)

Эти два мира дают опору для развития в следующих пяти мирах, которые находятся на плоскости и представляют социум.

На центральной оси находится Мидгард (срединный город)

На юге Муспельхейм (мир огня)

На западе Ванайхейм (мир ванов)

На востоке Йотунхейм (мир Йотунов)

На севере Нифельхейм (мир льда и тумана)

Следующие два мира представляют закон для других мировИзображение

Над Мидгардом находится Альфхейм (мир альвов)

На самом верху расположен Асгард (город богов)

В каждом мире есть учителя (представители разных народов). Можно многократно проходить между мирами, например; пообедать у богов (если пустят), поужинать у альвов и на ночь глядя отправиться в Хель попить пиво в гостях у Смерти. К тому же богов много, и в каждом отдельном случае можно обращаться к соответствующему богу, надо мудрость - поговорил с Одином, пошел налево - зови Фрейю (богиня любви) или Лофн (богиня снисхождения).
Также существуют 24 перехода между мирами, которые соответствуют рунам. Руны которые идут сверху являются законами этого мира, на плоскости находятся руны с которыми взаимодействует большинство людей, руны которые идут вниз дают основу для успешного развития в данном мире, и чем сильнее проработаны нижние каналы тем крепче опора в этом мире.
Способность проводить отдельные руны у разных людей не одинакова, и зависит от отработки миров, которые прошел человек. В зависимости от того где находится человек он прорабатывает качества тех рун которые входят в этот мир.
Есть разные пути прохождения древа Иггдрасиль, но если у вас нет наработок, в этой и прошлых жизнях то вам придётся проходить все миры поочерёдно (возможно не один раз) нарабатывая новые качества. Любое новое дело (новая фирма, школа, или книга) проходит все миры.
Если в прошлых жизнях Вы прошли какие-то миры и наработали соответствующие качества, то в этой жизни их пройти будет проще, и Вы сможете пройти в любой из них по кратчайшему пути. Прорабатывая мир ВЫ приобретаете силу и качество тех рун которые входят в этот мир.
Самый нижний мир – Хель(мир Смерти):
Царство мёртвых, которым правит его хозяйка Хель. Великанша Хель – дочь Локи и Ангрбоды. Её палаты зовутся Мокрая Морось, стены их свиты из ядовитых змей и выходят они дверями на север.
Проработка этого мира – это установление связи с Родом и прошлыми воплощениями, развитие интуиции, понимания своей цели в жизни, работа с Родовым каналом.
Выше находится Свартальхей(мир двергов):
Это место обитания чёрных альвов, карликов или двергов (цвергов). Они - искуснейшие мастера кузнечного и ювелирного дела.
Проработка этого мира – это изготовление амулетов, артефактов. Также это мелкий бизнес, работа с денежными потоками; умение принимать и зарабатывать деньги.
Эти два мира дают опору для развития в следующих пяти мирах, которые находятся на плоскости и представляют социум.
На центральной оси находится Мидгард (срединный город, мир людей):
Мир людей, который был ограждён от враждебных воздействий оградой из век или ресниц Имира (первосущества). Само название говорит о том, что этот мир находится посредине, а все прочие миры так или иначе расположены вокруг него.
Проработка этого мира – это служение Богам, понимание прекрасного, понимание и принятие жизненных и материальных ценностей.
На юге Муспельхейм(мир Огня):
Огненное царство, вход в которое, по преданию, охраняет великан Сурт («Чёрный»).
Проработка этого мира заключается в практике управления эмоциями, притягиванию людей и предметов, умение общаться с людьми.
На западе Ванхейм (мир Ванов):
Ваны считаются покровителями плодородия, они связаны с культами земли и природы, так же им приписываются умение колдовать (сейт, которому Фрейя обучила Одина) и пророческий дар.
Проработка этого мира – это умение построить большой бизнес, управлять людьми.
На востоке Йотунхейм (мир Йотунов):
Обитель гигантов - Йотунов, наделенных исполинской силой. Это царство интеллекта и воображения- и то и другое обладает устрашающей мощью.
Проработка этого мира – это развитие уровней мышления.
На севере Нифельхейм (мир льда и тумана):
Обитель туманов. Место иллюзий, где внешние формы находятся в соответствии с внутренней сущностью наблюдателя. Оно обладает магнетической силой, втягивающей в себя, как "черная дыра" во Вселенной. Утверждалось, что в Нифельхейме рождается вода. Туман - это вода в парообразном состоянии, а вода обладает способностью затвердевать в виде льда, поэтому здесь подразумевается состояние между осязаемым и неосязаемым.
Проработка - работа с Кармой и Дхармой.
Следующие два мира представляют закон для других миров:
Над Мидгардом находится Альфхейм (мир альвов):
Место просветления. Это царство интеллекта. Это наша ментальная Вселенная. Мир мысли и фантазий.
Проработка – создание зачарованных замков, материализация фантазий.
На самом верху расположен Асгард (город богов):
Обитель богов, Духа.
Проработка - принятие в себе Бога.

http://clubastarta.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=95:2011-05-21-19-04-55&catid=41:2011-05-21-12-07-27&Itemid=92
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna

#29 Philipp Bittner

Philipp Bittner

    Сверхветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 605 сообщений
  • ГородКалининград

Отправлено 15 Апрель 2013 - 23:54

По велению Маргариты, выкладываю достатые с пыльных полок сказки для архетипического разбора

Маттео и Мариучча
Итальянская сказка


Давно ли Корсика стоит
Поверх костей убитых воинов
И каждый корсиканский щит
Её сыны держать достойны?

Легенды о былых боях
Живут в сердцах людей и ныне,
На Корсике не знают страх,
Но чтят духовные святыни.

Давно основан городок,
Который назван Виджанелло,
Он нашей доблести исток –
Ведь там жил юноша Маттео.

Его отвага – словно меч,
Врага разящий в поле брани,
А мужество его – картечь,
Палящая на расстоянии.

Маттео защищал страну,
Неся дозор на горных кручах
И девушку любил одну,
Ей имя было - Мариучча.

Красавицей была она,
Каких на свете очень мало,
Была в Маттео влюблена,
И быть лишь с ним она мечтала.

Вот свадьбу раннею весной
Их семьи начали готовить
И под раскидистой сосной
Жилище новое им строить.

На Корсике обычай есть,
Его нам передали предки:
На свадьбе молодым поесть
Дают медовые конфетки.

Они друг друга из корзин
Осыплют этими сластями,
Чтоб сладко жить им до седин
В достатке и не знать печали.

Родные им накрыли стол,
Соседи стали собираться,
Маттео с кольцами пришёл,
Чтоб с Мариуччей обвенчаться.

Он ей сказал слова любви
И подарил кольцо на палец,
Но вдруг, на лошади вдали
Возник встревоженный посланец.

Скакун его весь взмылен был,
А взгляд по сторонам метался;
И тут дозорный затрубил,
Призвав защитников сражаться.

Лишь только всадник прокричал:
«На нас напали сарацины!»,
Тотчас же замертво упал,
Стальным копьём пронзённый в спину.

И грозных полчища врагов
Из-за пригорка показались,
Гремя оружьем, в шкурах львов,
Они лавиной надвигались.

Маттео вытащил свой меч -
Повёл на сарацин дружину -
И головы летели с плеч:
Враг был сражён наполовину.

Но сарацины вновь и вновь
Ордой высаживались с моря,
Ручьями растекалась кровь
И Корсика хлебнула горя.

Большая армия врагов
С землёй сравняла славный город,
Предали смерти стариков
И полонили всех, кто молод.

Сам предводитель сарацин
Сражён красой был Мариуччи
И заявил среди руин,
Что в рабство он её получит.

А в это время возле скал,
Среди дружинников лежащий,
Маттео кровью истекал
И смерти ждал, людей разящей.

Он видел, как забрали в плен
Его красавицу – невесту,
Но даже встать не смог с колен:
В бессилии упал на место.

А в сумерках - Властитель Тьмы
Средь павших с жезлом появился,
Предвестник смерти, дух войны -
Он над дружинниками вился.

Король теней перелетал
От одного бойца к другому,
Того из них, кто умирал,
Касался жезлом невесомо.

И те, кого коснулся жезл,
Его тенями становились,
И уходили за предел,
Где слуги вечности кружились.

И вот Властитель Тьмы предстал
Перед израненным Маттео -
Могильный холод источал
И смерть в глазах его горела.

Зловещий свой оскал нагнул
И душу тьмой его окутал,
В лицо Маттео заглянул…
Но отступил, как будто спутал:

«Пока ты не подвластен мне», -
Сказал ему Король теней -
«Иди, служи своей стране,
Твоя судьба – жить много дней».

«Зачем мне жить», - он вопросил –
«Зачем меня терзать и мучить?
Мой город мёртв, и свет не мил,
И нет со мною Мариуччи».

«Постой, ты хочешь мне сказать -
Тебе любовь дороже света?
Тебя не нужно отпускать?» -
Спросил Король – «Я жду ответа!»

Маттео молвил: «Как же мне
Смотреть в глаза своих сограждан,
Жить дальше и служить стране,
Раз я не мстил за них отважно?

Без Мариуччи без моей
Мне ни покой, ни хлеб не нужен,
Так что - бери меня скорей,
Такой удел был мной заслужен!»

Властитель Тьмы был удивлён
И призадумался в сомнении:
«А если будешь ты спасён,
Я помогу тебе в отмщении?

Готов ли тогда отдать
Мне раньше срока свою душу,
Коль я тебе позволю встать,
А призову, как станешь нужен?»

«О да, готов!» - ответил тот -
«И вознесу хвалу судьбе!»
«Так помни: ровно через год
Я заберу тебя к себе».

Своей рукой Король провёл
Над распростёртым бледным телом -
Вновь силу юноша обрёл
И раны зажили Маттео.

Тотчас же наш герой вскочил
И бросился на сарацин,
Но Властелин остановил:
«Не победишь ты их один».

Он жезл над головой поднял
И стукнул о сырую землю -
Тут ветер в небе застонал,
И смерч пронёсся чёрной тенью.

Сорвав с деревьев всю листву,
Смерч постепенно растворился,
А листья падали в траву
И каждый – в воина превратился.

Маттео им приказ отдал
И за собой повёл отряды,
На лагерь сарацин напал,
А воины-тени бились рядом.

И крови вновь текла река,
И многие враги погибли
А тех, кто бросился в бега,
Солдаты-призраки настигли.

В жестокой схватке победил
Маттео сарацин успешно,
Всех пленников освободил
И Мариуччу обнял нежно.

Затем к соратникам своим,
Он обернулся с поздравлением,
Но воинов не было за ним -
Они исчезли, словно тени.

Вокруг лишь мёртвый лес стоял,
Без листьев на густых ветвях;
А Виджанелло ликовал –
Победу праздновал в боях.

Шло время, горе от потерь
Людьми всё реже вспоминалось
И слёзы о родных теперь
На лицах радостью сменялись.

А вскоре был отстроен вновь
Прекрасный город Виджанелло,
И возродилась в нём любовь,
И в нём героем стал Маттео.

Он был так счастлив, что забыл,
Как Королю дал обещание
И год спустя он объявил
С возлюбленной своей венчание.

Тогда опять накрыли стол,
Все жители у них собрались
И каждый к ним с подарком шёл,
Приветствуя и улыбаясь.

Но лишь Маттео приподнял
Фату прекрасной Мариуччи,
Как в небе гром прогрохотал,
Над городом собрались тучи.

Вихрь чёрный в небе закружил
И с диким рёвом грянул вниз,
С собой Маттео подхватил
И тут же устремился ввысь.

Никто не видел из людей -
Лишь Мариучча усмотрела,
Что это сам Король теней
Забрал любимого Маттео.

«Ах, милый, как же это ты
Меня оставил незамужней!
Властитель Тьмы разбил мечты,
Но только не любовь и дружбу.

Любимого я не предам!» -
Сказала вихрю Мариучча, -
«И в Царстве мёртвых я не дам
Властителю тебя замучить».

Куда её направил взгляд,
Она пошла, молясь и плача,
Свой путь держала на закат,
Где тень во тьме луч света прячет.

Деревни на её пути
Уже почти не попадались,
А скоро горы впереди
У горизонта показались.

Она скиталась много дней,
О камни разбивая ноги,
Но как же ей в Страну Теней
Найти заветные дороги?

Как вдруг к ней ворон подскакал -
Глаза сияли, словно свечки,
Тихонько каркнул и сказал:
«Какие у тебя колечки!

Ты не могла бы подарить
Одно блестящее колечко?
Тогда б я смог его носить,
Словно красивую уздечку».

«Нет, ворон», - молвила она, -
«Мне подарил его Маттео,
А вот второе, как жена,
Я бы ему надеть хотела…

Увы, жених сейчас не здесь -
К нему как раз ищу дорожку,
Но для тебя подарок есть:
Возьми себе мою серёжку!»

Серёжку ворон подхватил
И спрятал, чтоб никто не видел,
Затем он девушку спросил:
«Сказать тебе, где Тьмы обитель?

Ступай отсюда по прямой,
Пока не кончится дорога,
А вот за той большой горой
До Царства Тьмы совсем немного».

И Мариучча, глядя вдаль,
Пошла вперёд, шагая смело.
И радость прогнала печаль,
Ведь там сейчас её Маттео.

Она дошла до самых скал,
Где возле леса, пред горою
Волшебный тихий пруд лежал,
Как будто зеркало большое.

Вот Мариучча над водой
Нагнулась, чтоб ополоснуться,
Но тут же ужас ледяной
Её заставил отшатнуться:

Из отражения в воде
Старуха древняя смотрела,
Морщины были на челе
И седина волос белела.

«О боже! Как же я давно
Скитаюсь в поисках Маттео,
Иль мне от горя суждено
Моё уже состарить тело?»

И Мариучча у пруда
Горячих слёз не удержала,
Откуда знать ей, что вода
Лишь отраженьем поиграла:

Коль девушка посмотрит вниз -
Старушечье лицо покажет;
И бабушке готов сюрприз:
Красавицей её уважит.

Но скоро Мариучча вновь,
Расправив маленькие плечи  
И разбивая ноги в кровь,
Пошла к любимому навстречу.

Она твердила на ходу:
«Что ждёт меня – пусть то и будет,
Я всё равно его найду,
Хоть даже он меня разлюбит».

Но вот - увидела родник
И снова в воду посмотрела -
Восторг в душе у ней возник:
Её лицо красой горело:

«Я снова словно лань стройна,
Не видно ни одной морщины
И я должна быть так сильна,
Чтоб гор преодолеть вершины».

А дальше на её пути
Стояли скалы, словно стены,
Их невозможно обойти -
За ними обитают тени.

Она по скалам лезла вверх,
Карабкалась по горным кручам,
Пока свет солнца не померк,
Ведь скалы уходили к тучам.

Вдруг за уступом  впереди
Огонь из-под земли поднялся
И как сквозь пламя ей пройти,
Как к Королю теней добраться?

Вокруг неё клубился дым,
Сильнее пламя разгоралось,
Уж нету сил бороться с ним -
И Мариучча разрыдалась.

Лишь только первая слеза
Огня бурлящего коснулась,
Как он, шипя, пополз назад
И пламя, стихнув, отшатнулось.

Затем, штурмуя горный склон,
Она уже почти поднялась,
Но за вершиной, словно сон,
Опять вершина вверх вздымалась.

«Мне никогда не одолеть
Гигантских серых гор гряду
И здесь придётся умереть,
Маттео вряд ли я найду», -

Произнесла она в сердцах
И холод в душу к ней проник,
Но тут над ней на небесах
Раздался чей-то слабый крик.

Там наверху, в белёсой мгле
Голубка белая летала.
Вспорхнув то к небу, то к земле,
Негромко жалобно кричала:

В траве высокой голубок
За что-то лапкой зацепился,
Никак он улететь не мог,
Сколько бы крыльями не бился.

«Тебя, мой друг освобожу», -
Ему сказала Мариучча, -
«Клубок травы я развяжу,
Чтоб больше он тебя не мучил».

Освободившись, голубь взмыл
И полетел оттуда прочь,
Затем вернулся и спросил:
«Чем я могу тебе помочь?»

«Мне нужно горы одолеть», -
Она печально отвечала, -
«А вам с голубкою лететь
Пора, ведь ночь уже настала».

И голуби взлетели ввысь,
Но вскоре снова возвратились
И с ними много тысяч птиц
На тёмном небе закружились.

И Мариуччу взяв с собой,
Они на небо с нею взмыли,
На берегу реки большой
Её на землю опустили.

А в чёрных водах той реки,
На лодке перевозчик ждал
И саван из людской тоски
Его зловещий лик скрывал.

Вдруг, Мариучча поняла,
Куда она сейчас попала
И к перевозчику пошла,
Хотя от страха вся дрожала:

Меж миром мёртвых и живых
Река Забвения течёт,
У тёмных берегов пустых
Людей там перевозчик ждёт.

Вот уже много тысяч лет
В Страну Теней умерших возит,
Обратной же дороги нет –
Назад он только скорбь приносит.

«Как бы мне реку перейти?», -
Его спросила Мариучча, -
«Живому нет туда пути,
Ты будешь там, как жизнь наскучит.

Как только твой придёт черёд,
Я помогу, уж так и быть», -
«Меня там мой Маттео ждёт,
Я без него не буду жить!» -

«Раз так, то полезай ко мне», -
Старик тихонько ей сказал
И словно серебро во тьме
Блеснул зубов его оскал.

Он высоко поднял весло
И начал медленно грести:
«Коль время смерти подошло,
Про всё забудь и не грусти!

Ещё никто и никогда
Из Царства Тьмы не мог сбежать,
Но если ты придёшь сюда,
Тебя я в лодке буду ждать.

Как только жениха найдёшь,
Ступай немедленно назад,
Но знай: с собой его возьмёшь -
В погоню бросится весь ад.

И не подумайте кричать,
И не пытайтесь оглянуться,
Не то – вам путь не отыскать,
А сторожа теней проснутся!»

Как только лодка доплыла
До берега Страны Теней,
На землю девушка сошла -
И перевозчик вслед за ней.

Вот Царство Тьмы и вот врата,
Куда живым заказан путь,
И здесь мирская суета
Свою утрачивает суть.

Здесь время кончилось давно,
Нет ни деревьев, ни дорог
И будто бы в немом кино -
Ни чувств, ни звуков, ни тревог.

Здесь, среди призрачных домов,
Нет ни одной живой души,
Лишь тени из холодных снов
Бредут среди ночной глуши.

И все они как близнецы –
Их невозможно отличить...
Но вдруг… знакомые черты,
Что не успели потушить –

И девушка взяла кольцо,
Надела призраку на палец –
И вот – любимое лицо,
И радостно они обнялись.

Тут Мариучча вместе с ним
Назад, на берег побежали,
Но вслед за ними чёрный дым
Из пепла призраки подняли.

Чудовища из мира Тьмы
Уже на пятки наступают,
Вот-вот достанут до спины
И души в клочья растерзают.

И в страхе девушка назад,
Себя не помня, оглянулась –
И сзади накатился ад,
И Мариучча вдруг споткнулась.

Она успела прокричать:
«Беги, любимый мой Маттео!» -
Но поздно было убегать -
Всё перед ними потемнело.

Тотчас проснулись стражи Тьмы
И буря тут же закружила,
Исчезло время, мысли, сны,
И Тьма в теней их превратила.

С тех пор они как два листа
Несутся в самом центре ветра,
Любви не помнят их сердца
И души их - теперь из пепла.

Но до скончания веков
Они всё время будут вместе
И только кольца их оков -
Есть высший знак Любви и Чести.

01.09.07 Биттнер Ф. Ж.
Национальное общество защиты растений силы

#30 Philipp Bittner

Philipp Bittner

    Сверхветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 605 сообщений
  • ГородКалининград

Отправлено 16 Апрель 2013 - 00:00

Марья Моревна
Русская сказка

В неком царствии далёком
Жил-был царь. По воле рока
У него родился сын,
Да три дочки. Властелин
Сына Ванею назвал,
Ване царство завещал,
А для дочек, в тот же час,
Он издал такой указ:
«Как настанет двадцать лет,
Справить во дворце банкет.
Кто же будет из гостей
Сватать царских дочерей,
Быть тому им верным мужем
И приданного шесть дюжин
Сундуков златых собрать,
Чтобы был доволен зять».

Время быстро пролетело.
Царь усоп; продолжил дело
Добрый сын его - Иван -
Сильный, словно ураган.

Три красавицы - сестры
Стали статны и умны.
Звали старшую Татьяна -
Не увидишь в ней изъяна.
Ольга – средняя сестра -
Величава и мила.
Младшую же звали Анна -
Благодушна и румяна.

Вот исполнилось Татьяне
Двадцать лет, и братец Ваня
Созывает в юбилей
Всех знакомых и гостей.
Гости пьют, едят, гуляют,
Да Татьяну прославляют.

Вдруг ударил сильный гром,
Ветер засвистел, а в нём -
Сокол ясный прилетел,
На руку к Татьяне сел.
Испугались наши гости,
Сокол молвил: «Что вы, бросьте!
Ты, Иван, отдай сестрицу
За диковинную птицу:
Выйдет Таня за меня -
Буду я тебе родня».
Спрыгнул вниз, весь встрепенулся -
Бравым парнем обернулся.
Тут же Ваня вспомнил враз
Мудрого царя указ.
Свадьбу весело сыграли:
Пили мёд, три дня гуляли,
Сокол Таню подхватил
И стрелою в небо взмыл.

Меньше года пролетело;
Ольга малость повзрослела.
Как настало двадцать лет -
Наш царевич на банкет
Приглашает всех гостей
Из соседних волостей:
Яствами столы уставил,
Пировать гостей заставил.

Снова грянул сильный гром,
Ветер зашумел и в нём -
Орёл чёрный закружился,
Рядом с Ольгой опустился.
Испугались наши гости,
А Орёл промолвил: «Бросьте!
Ты отдай свою сестрицу
За невиданную птицу:
Выйдет Ольга за меня -
Стану я тебе родня».
Только на пол приземлился -
Тут же в парня превратился.
Шесть дней свадьбу отгуляли:
Веселились и плясали,
Постреляли с пушек ввысь
И домой все разбрелись.
Орёл Ольгу подхватил -
Молнией на небо взмыл.

Вот пришёл черёд для Анны
Собирать ей чемоданы.
На сестрицын юбилей
Ваня пригласил гостей:
В горнице столы составил,
Лакомствами их обставил.

Гости долго пировали,
А когда совсем устали,
В третий раз ударил гром,
Ветер загудел и в нём -
Ворон сизый прилетел,
На колени к Анне сел.
Испугались наши гости,
Ворон молвил: «Что вы, бросьте!
Ваня, ты отдай сестрицу
За диковинную птицу:
Выйдет Анна за меня -
Буду я тебе родня».
Ворон спрыгнул, развернулся -
Статным парнем обернулся.
Ваня тут же справил свадьбу,
Пир гремел на всю усадьбу:
Девять дней гуляли гости,
Пили мёд, играли в кости,
А когда все нагулялись
И уже домой собрались,
Ворон девушку схватил
И, как вихрь, на небо взмыл.

Год Иван жил без сестёр,
После - взял свой шестопёр,
Меч и щит покрепче выбрал,
Оседлал коня и выбыл:
Захотел сестёр найти,
И всё царство обойти.

Скачет месяц, скачет два.
Вдруг, виднеется едва
Рать, побитая в степи -
Ни проехать, ни пройти.
В стременах Иван привстал
И тихонько прошептал:
«Кто ж убил так много воинов,
Что за богатырь достойный?»
Ванин конь стал говорить:
«Полчища врагов побить
Может лишь одна Моревна -
Молодая королевна!
Марьею её зовут,
От неё враги бегут».

Ваня очень удивился,
И в дорогу вновь пустился.
Целый день провел в пути,
А под вечер, впереди,
Увидал большой шатёр,
Рядом с ним горел костёр.
Из шатра, красы небесной,
Вышла девушка прелестна -
Меч на поясе висит,
На челе шелом блестит,
Из-под писаных бровей
Полыхает взгляд очей.
Вот Ивана увидала
И, с улыбкою, сказала:
«Кто ты будешь, милый всадник,
Друг иль недруг, или ратник?»
А царевич – ей в ответ:
«Вижу, на костре – обед…
Прежде накорми меня,
Да стреножь-ка мне коня.
Я – Иван, царевич мест,
Где есть замки до небес,
Где закат уходит в море,
А из шумного прибоя
Появляется луна -
Словно девица, бледна».
«Коли так, то оставайся,
На ночлег располагайся.
Будешь гостем у Моревны,
У великой королевны», -
Ваню за руку взяла
И в шатёр свой повела.

Так он Марье полюбился,
Что в три дня на ней женился
И уехали в Елец -
В Марьин каменный дворец.

Год они счастливо жили,
После – Марья затужила:
Захотелось ей сражаться
И в дорогу собираться
Стала сильная Моревна,
Боевая королевна.
Собралась и ускакала.
Ване ж - строго наказала:
«Во дворце пока гуляй,
Только дверь не отворяй
Ту, где в казематы вход:
Заперт там один урод.
Если дверь ту отопрёшь,
От беды уж не уйдёшь».

Три дня Ваня проскучал,
А затем - достал кинжал
И пошёл к заветной двери,
Чтоб убить урода-зверя.
Приоткрыл – а там, в темнице,
Человек в цепях томится,
Тощий весь, как черешок,
Говорит ему: «Дружок,
Принеси-ка мне водицы,
Очень хочется напиться!
Я уже не пил лет пять
И устал на помощь звать:
Злая Марья заковала,
Каждый день меня пытала».

Человек тот был Кощей -
Нечисть лютая, злодей!

Сжалился над ним Иван
И принёс воды стакан.
А Кощей-то снова просит…
Ваня пить ему приносит...
После третьего стакана
Злыдень одолел Ивана -
Силушки себе набрал,
Цепи толстые порвал,
Гикнул радостно: «Иван!
Ты, наверное, болван.
Не видать тебе Моревны,
Распрекрасной королевны!»
Так сказал Кощей - и скрылся,
Только дым за ним клубился.
Марью он в степи догнал,
И с собой её забрал.

Стал Иван тут горевать,
Да оружье собирать.
Выбрал меч потяжелее
И доспехи попрочнее -
В путь-дорогу снарядился,
Чтоб с Кощеем порубиться.

День в пути, в пути другой,
Видит - замок золотой,
Возле замка дуб стоит,
Сокол на ветвях сидит.
Сокол Ваню увидал -
Сразу бравым парнем стал.
Вышла из дворца Татьяна,
Нежно обняла Ивана,
Ваня всё им рассказал,
Во дворце заночевал,
Утром в путь стал собираться,
За жену свою сражаться.
Сокол молвил: «Друг мой, Ваня!
Ты оставь мне на прощанье
Свою ложку золотую,
А себе возьми другую».
Обменялся Ваня ложкой,
И помчался по дорожке.

Через десять дней пути
Он увидел впереди
Краше прежнего дворец,
У дворца стоит ларец,
На ларце Орёл сидит,
На Ивана всё глядит,
А когда с ларца спустился -
Молодцем оборотился.
Ольга вышла из дворца
Встретить брата - удальца.
Погостил Иван чуть-чуть,
Снова снарядился в путь.
Говорит Орёл: «Друг Ваня,
Ты оставь мне на прощанье
Свою вилку золотую,
А себе возьми другую».
Ваня вилкой поменялся
И за Марьею помчался.

Через двадцать дней пути
Снова видит: впереди
Замок дивный, золотой,
За алмазною стеной.
Ворон на стене сидит,
Да на Ванечку глядит.
Вот взлетел и опустился -
В молодца оборотился.
Тут и Анна вышла к брату,
Провела его в палаты,
Баньку Ване истопила,
А потом - столы накрыла.
Ваня в замке отдохнул,
Сладко вечером уснул,
Утром вновь стал собираться -
До Кощея добираться.
Тут промолвил Ворон: «Ваня!
Ты оставь мне на прощанье
Свой стаканчик золотой,
А себе возьми другой».
Взял Иван другой стакан,
Положил его в карман
И уехал поскорее
В царство злобного Кощея.

После трёх недель пути
Показался впереди
Страшный замок из костей -
В этом замке жил Кощей.
Вышла Марья из чулана,
Бросилась на грудь Ивану,
Стала плакать, причитать,
Да Ивана наставлять:
«Вот не трогал бы Кощея,
Бед не знал бы от злодея!»
Ваня говорит в ответ:
«Не сдержал я свой обет
И за то прошу простить,
И проступок мой забыть.
Марья, ты бы не ругалась,
А в дорогу собиралась -
Раз уж дома нет Кощея,
Мы умчимся побыстрее».

Вечером Кощей приходит,
Конь его - копытом водит,
Сообщает жеребец:
«Был здесь Ваня – удалец,
Он с мечом сюда пришёл
И жену свою увёл».
«Ну а можно их догнать?»
«Коль копытам воли дать,
Так настигнем в миг один!
Лезь в седло, мой господин».
Полетел Кощей как ветер
И настиг их на рассвете,
Марью силой отобрал,
А Ивану он сказал:
«Так как ты мне дал попить,
Жажду славно утолить,
В первый раз тебя прощаю,
Но запомни: обещаю,
Коли ты не покоришься
И за Марьей воротишься -
На куски тебя срублю
И в пучине утоплю!»

Но Иван не покорился
И за Марьей возвратился.
Снова не было Кощея,
Марья собралась скорее
И поехали домой,
Но другою стороной.

Возвращается Кощей –
Нету Марьиных вещей.
Спрашивает у коня:
«Что случилось без меня?»
Отвечает жеребец:
«Приезжал наш удалец.
Он на утро воротился,
Марью захватил и скрылся».
«Ну а можно их догнать?»
«Коль копытам воли дать,
То как ветер их догоним
И царевича заколем».
Налетел Кощей как гром,
Срубил Ваню топором,
В бочку тело засмолил
И в пучине утопил.

В тот же миг у птиц-зятьёв
Золото пустило кровь.
Орёл в море полетел,
Бочку с Ваней углядел,
На берег её поднял,
Крышку клювом отодрал.
Сокол прилетел с водой,
Не с простою, а с живой,
Ворон - Ваню окропил
И обряд над ним свершил.
Ваня встал и потянулся:
«Что-то рано я проснулся».
Птицы приглашают в гости,
А Иван: «Размять бы кости...
Я за Марьею пойду,
У Кощея уведу!»

Вот пришёл к своей жене,
Тихо шепчет ей в окне:
«Разузнай-ка поскорее
У проклятого злодея,
Где нашёл коня такого,
Быстроногого, лихого».

Вечером Кощей пришёл,
Марья - кушанья на стол
И спросила про коня,
В сердце деспота кляня.
Отвечал ей так Кощей:
«Там, за тридевять морей,
Да за огненной рекою,
Живёт бабка, звать - Ягою.
У Яги - табун коней,
Пастухом я был у ней.
За три дня ни кобылицы
От меня не смели скрыться,
И за это бабка мне
Подарила по весне
Быстроногого коня -
Вот, с тех пор он у меня».
«Как же ты сумел проехать
Через огненную реку?»
«У меня платок есть тайный,
Им махнуть - и мост хрустальный
Появляется сквозь реку -
И любому человеку
По нему проехать можно,
Только, очень осторожно».
Марья в книжку записала,
Утром Ване рассказала,
Да платок ему Кощея
Отдала, что у злодея
Утащила на рассвете -
Он был спрятан в эполете.
И Иван ушёл опять -
Дом Бабы-Яги искать.

Долго Ваня был в дороге,
Намозолил себе ноги,
Через несколько недель
Стал голодный, словно зверь.
Вдруг, заметил за ветвями
Птицу с малыми птенцами.
Молвит Ваня: «Во какое
Сделаю сейчас жаркое!» -
И схватился за копьё.
Птица говорит: «Моё
Ты не ешь сейчас семейство
И над нами не злодействуй,
Ты позволь нам, Ваня, жить,
Лучше будем мы дружить.
А попозже я, как другу,
Окажу тебе услугу».
Дальше наш Иван пошёл,
Улей с пчёлами нашёл.
Думает: «Хотя бы мёдом,
Отобедать мимоходом…»
Зажужжали пчёлы: «Слушай,
Мёду нашего не кушай,
Ну а мы тебе за дружбу,
Может быть, сослужим службу».
Мёд у пчел Иван не взял;
Вскоре волка повстречал:
«Сделаю я хоть шашлык!» -
Молвил Ваня, волк весь сник:
«Ты, Иван, меня не трогай,
Ты иди своей дорогой.
А за доброту твою,
Скоро отблагодарю».

Пошёл Ваня напрямки,
Вплоть до огненной реки.
Там платочком он махнул,
Через мост перешагнул,
Да увидел дом Яги -
Две куриные ноги
Под фундаментом растут
И бабуля – тут как тут:
«Ты чего сюда пришёл?
Видишь - рядом частокол
Черепами весь утыкан
И костями чуть присыпан?
Хочешь, чтоб твоя башка
Украшала мне врата?»
Но Иван не испугался,
А поближе подобрался
И сказал ей: «Эй, Яга,
Костяная ты нога!
Подари мне кобылицу
Быструю, как будто птица,
А тебе за эту дружбу
Я, какую хочешь службу
Сослужить готов всегда».
Бабка молвила: «Тогда
Вот тебе такое дело:
Если жить не надоело,
Мне дровишек наруби,
Да газоны подстриги.
Я же - завтра всё проверю
И коней тебе доверю.
У меня есть три коня,
Будешь их пасти три дня,
Если всех устережёшь -
То любого заберёшь».
Ваня нарубил дрова
И газоны у двора
Аккуратненько подстриг.
Бабка подобрела вмиг:
Ване баньку истопила
И обедом накормила.

Утром наш царевич встал
И коней за узды взял.
Только вывел их пастись -
Кони тут же взмыли ввысь
И исчезли в небесах...
Ваня сразу же зачах -
Целый день ходил по полю,
Думая про злую долю,
А под вечер видит диво:
Стая птиц летит красивых
И трёх бабкиных коней
Гонит по небу взашей.
Во главе же стаи птица,
Та, которой поживиться
Наш герой не захотел.
Ваня тут повеселел,
Взял коней, повел их в стойло,
После – к бабке на застолье
И, отужинав, заснул.
Утром рано взял баул,
Вывел лошадей пастись,
А они взлетели ввысь
И прямой дорогой к морю -
Там и скрылись за волною.
Ваня тихо загрустил,
Только к вечеру ожил:
Видит - снова в небе диво –
Туча пчёлок жёлтокрылых
Пригнала ему коней,
Ваня в стойло поскорей
Их увёл, и – снова к бабке:
«Есть давай», - шепнул украдкой.

Бабка Ваню накормила
И в постельку уложила,
А коням сказала: «Ух!
Чтобы человечий дух
Больше к нам не появился
И на вас чтоб не дивился,
Завтра спрячетесь в лесу,
Я же - голову снесу
Распроклятому Ивану
И пошлю в подарок хану!»

Утром Ваня вывел в поле
Трёх коней. Почуяв волю,
Кони спрятались в лесу.
«Голову уж не спасу», -
Молвил Ваня, только к ночи
Волка видят его очи:
Он назад пригнал коней
И сказал: «Иван, скорей!
Бабка злое замышляет -
Голову срубить желает!
Ты тихонько в стойло влезь:
Там ведь жеребёнок есть,
Забери его с собой
И ступай к себе домой».

В стойло наш Иван зашёл,
Жеребёнка там нашёл,
Весь свой скарб упаковал
Сбрую взял и оседлал,
И в обратный путь помчался,
Чтоб с Кощеем поквитаться.

Через мост из хрусталя
Он пронёсся, как стрела
И услышал сильный гром:
Это бабка напролом
За Иваном в ступе мчится,
Аж земля под ней дымится.
Стала мост переходить,
Чтобы Ваню загубить.
Взял Иван платок Кощея
И взмахнул им посильнее –
Мост пропал, Яга упала
И в реке заполыхала,
Сразу же дотла сгорела,
Только ступа уцелела,
А Иван продолжил путь,
Не желая отдохнуть.

Вот и замок из костей,
Где живет злодей Кощей.
Ваня тихо влез в окно,
Марью взял и заодно
Прихватил свой шестопёр,
Чтоб Кощею дать отпор.

Вскоре старый хрыч проснулся,
Видит – Марьи нет - надулся,
Спрашивает у коня:
«Где Ванюшина жена?»
Конь Кощею отвечает:
«Марьи нет!» - Кощей серчает:
«Неужели Ваня снова
Объявился сам, здоровый
И забрал свою Моревну?»
Конь ответил: «С королевной
Ваня мчится, что есть сил».
А Кощей опять спросил:
«Ну и можно их догнать?»
«Коль копытам воли дать,
Полетим мы, словно пуля,
Но не знаю, догоню ли…»

Тут Кощей рассвирепел,
Прыгнул на коня, взлетел,
Начал Ваню догонять
И мечом своим махать.

Конь Ивана развернулся,
На Кощея замахнулся,
Долбанул его копытом
И Кощей упал убитым.
Ваня сразу взял свой меч,
Голову Кощея с плеч
Одним махом отрубил
Да в земле похоронил,
Под уздцы коня забрал
И для Марьи оседлал.

И вдвоём они неслись
На конях, летящих ввысь,
Через поле, через лес,
Мимо замков до небес,
Прямо к своему дворцу,
К ненаглядному крыльцу.

Пир устроили богатый,
Пригласили всех крылатых
Женихов сестёр Ивана
И гуляли неустанно.

Ну а после - долго жили,
В радости, да в изобилии,
Кучу деток нарожали
И богатства много знали,
Да и умерли все сразу
По Иванову приказу.

Вот такая вышла сказка.
Ну а вывод – это ласка
И любовь всё побеждает -
В жизни только так бывает.

Я там был; скажу вам честно:
Сам всё видел и конечно,
Подтверждаю - всё здесь правда,
Продолженье будет завтра,
Только детям нужно спать -
Завтра раненько вставать.

Биттнер Ф. Ж.
2005г.
Национальное общество защиты растений силы

#31 Philipp Bittner

Philipp Bittner

    Сверхветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 605 сообщений
  • ГородКалининград

Отправлено 16 Апрель 2013 - 00:03

Русалочка
Датская сказка
(Г. Х. Андерсен)

В море синем, в глубине,
На морском скалистом дне,
Средь кораллов и ставрид,
Золотой дворец стоит.
Он стоит там сто веков,
У красивейших садов,
В том дворце, под толщей вод,
Старый Царь Морской живёт.
Жемчугом и янтарём
Приукрашен царский дом;
Вместо кресел там ракушки
И из губок там подушки,
Из актиний там цветы
Небывалой красоты.
В затонувших кораблях,
Словно в славных теремах,
Обитает люд морской,
Он весёлый и простой:
Целый день поёт и пляшет,
Или плавниками машет.
Я там побывал когда-то,
Веселился с ними рядом
И однажды, за столом,
Мне поведали о том,
Что давным-давно случилось,
А сейчас - почти забылось.
Вот теперь - вам расскажу,
Всё подробно опишу.

Много-много лет назад
Царь Морской был очень рад:
Было у него шесть дочек,
Младшая – как ангелочек –
Рыбий хвостик серебристый,
Взгляд глубокий и лучистый;
Все, конечно же, русалки,
Постоянно в догонялки
Над златым дворцом играли
И соседей забавляли.

Царь давно уж был вдовцом.
По хозяйству, всем дворцом,
Мать-старушка заправляла,
Внучек жизни поучала:
Как на дне цветы сажать,
От акулы убежать,
Спрятаться от осьминога,
Покормить единорога,
Как к поверхности пробраться
И чего там опасаться;
И рассказы с интересом
Наши слушали принцессы -
Гласу бабушки внимали,
Да на ус себе мотали.

А с особенным вниманьем
И глубоким пониманьем
Только младшая сестричка,
Рот открыв, как будто птичка,
Слушала про жизнь на суше:
Про деревья, реки, лужи,
Про земных существ – людей
И про их ручных зверей.
Про пахучие дубравы,
Солнце яркое и травы;
Небо, горы, города
Ей запали навсегда
В маленькой русалки душу,
И теперь она на сушу
Больше всех попасть хотела,
Но ходить-то не умела…

«Коли станете постарше,
Царь позволит вам подальше
Уплывать от наших мест,
Даже на скалу залезть,
Землю, звёзды посмотреть,
Чтоб к утру домой успеть» -
Бабушка им говорила.
Младшую – тоска томила:
Не могла она дождаться
Разрешенья отправляться
На невиданную сушу -
Музыку Земли послушать.

В тёмно-синей водной мгле,
При сверкающей луне,
У открытого окна
Проводила ночь она.
И когда все сёстры спали,
Слёзы с глаз её стекали:
Так хотелось ей вдали
Посмотреть на корабли,
На загадочных людей,
Клин летящих журавлей,
На цветочные поляны,
Облака, дожди, туманы,
На морской песок прибрежный
И потрогать ветер нежный.

Вот русалки стали старше
И пятнадцать лет однажды
Первой справили девчонке,
Царь отвел её в сторонку
И дозволил вверх подняться,
На закат полюбоваться.

Сёстры ждали с нетерпеньем;
С нескрываемым волненьем
Слушали потом рассказы
Про прибрежные прикрасы:
Шпили города большого,
Мачты кораблей портовых,
Как глотнула свежий ветер,
Как матрос её заметил,
Про закат багряно-красный
И луны овал прекрасный,
Как плескалась в лунном свете
И как рыбу ловят в сети.
Младшая русалка ночью
Даже не сомкнула очи –
Столько было восхищенья,
Страсти, трепета, сомненья,
Что она всю ночь одна
Тосковала у окна -
Всё так живо представляла,
Будто там сама бывала.

Год прошёл, второй сестрице
Царь позволил отлучиться:
Посмотреть на корабли
И вернуться до зари.

Вот она хвостом вильнула,
Да наверх скорей скользнула,
Поднялась с морского дна
И была поражена:
Солнца диск катился в море,
Небо алой пеленою
Постепенно покрывалось,
А кругом всё изменялось –
Почернела гладь морская,
Помрачнела твердь земная,
Лишь оранжевый закат
Красками тревожил взгляд.
Солнце ниже опустилось
И русалка тут решилась
Ясно солнышко догнать –
Утонуть ему не дать.
Бросилась за ним в погоню,
Впереди держа ладони,
Мимо красных облаков,
Фиолетовых с боков,
Обгоняя стайки птиц
И рыбёшек – озорниц.
Только солнце в воду село,
И русалка не успела
Подхватить его руками,
Да поднять над облаками
И, оставшись под луной,
Поплыла к себе домой.

А на следующий год
Посмотреть на неба свод
Царь отправил третью дочь -
Уплыла русалка в ночь.
Поднялась со дна морского
Возле города большого
И решила погулять,
У причала поиграть:
Сети рыбакам сорвала,
Моряков всех распугала,
Разбудила старика,
Чтоб не спал у кабака;
Лодочку перевернула
И в пучину улизнула.
Пробралась русалка вскоре
К речке, что впадала в море.
Там, у берега реки,
Где горели огоньки,
Вдруг залаяла собачка
И русалка, как на скачках,
В страхе ринулась домой,
Только хвостик над волной
Показался на мгновенье
И исчез, словно виденье.

А четвертая про сушу
Вовсе не желала слушать:
Очень нравилось ей море –
Чтоб плескаться на просторе
И с медузами играть,
И дельфинов догонять,
И под солнцем кувыркаться,
Или с чайками ругаться;
И поэтому русалка
Не плыла на берег жаркий -
Посмотрела, как вдали
Проходили корабли,
Помахала на прощанье,
Ощутив в руке дрожанье
И отправилась гулять –
В прятки с крабами играть.

Пятую сестру зимой
Вверх отправил Царь Морской,
А когда вернулась в дом,
То поведала о том,
Что вверху всё стало белым,
Будто кто посыпал мелом;
В море, брызг вздымая тучи,
Плыли ледяные кручи,
С неба шёл холодный снег,
Залепляя кромки век.
Солнце вовсе не светило
И каким-то бледным было,
Ну а вечером - гроза
Разразилась в небесах:
Гром гремел, и вспышки молний
Синим светом били в море,
Люди все перепугались
И в своих домах спасались,
Только храбрая русалка
Не боялась молний ярких -
Забралась она на льдину,
Села в самую середину,
И каталась по волнам,
Появляясь тут и там.

Время шло... Все пять сестёр,
Оставляя царский двор,
Каждый день вверху гуляли
И с дельфинами играли.
Суша их уж не прельщала:
В море радостей немало -
Мидии, киты, миноги,
Жемчуга и осьминоги,
Затонувшие суда,
Рыбы - целые стада
И сокровища пиратов,
Воевавших здесь когда-то.

Если ж буря приближалась,
То они в волнах плескались,
Возле кораблей всплывали
И людей предупреждали:
Сладко пели им о том,
Что они на дне морском
С честью встретят моряков,
Приготовят пирогов,
Познакомят их с Царём
И покажут царский дом.
Только люди в шуме волн
Слышали лишь шторма стон,
Кто из них на дно спускался –
Тот уж мёртвым оказался.

Сёстры уплывали вверх,
Ну а дома, младше всех,
Их сестричка оставалась
И слезами обливалась –
Так хотелось ей подняться,
С моряками пообщаться,
Руль фрегата покрутить
И вдоль берега проплыть.

Вскоре - так устроен свет -
Стало ей пятнадцать лет.
Царь русалочку поздравил
И наверх скорей отправил.

В этот долгожданный вечер
Поплыла она навстречу
Небывалых приключений
И невиданных свершений.

Вынырнула из волны
Сказочной морской страны
И в смятении застыла –
Так вокруг красиво было:
Ветер нежно дул прохладный,
Солнца луч ласкал приятный,
В золотых цветах заката
Облака неслись куда-то,
В море лебеди купались,
В небе звёзды зажигались,
А совсем неподалёку
Плыл корабль одиноко.
Там на нём матросы пели,
Веселились и свистели,
Саблями в огнях сверкали
И флажками все махали:
Это в принца день рожденья
Разыграли представленье;
А когда совсем стемнело,
То русалка обомлела –
Словно тысячи огней
Кто-то высыпал над ней:
Небо, будто бы цветами,
Разноцветными огнями
От салюта озарялось,
Гасло, и опять взрывалось;
И русалочка ликуя,
Трепеща и торжествуя,
Не теряя ни минуты,
Подплыла к окну каюты.
Там, среди людей несмелых,
Принц стоял в одеждах белых.
До того он был красив,
Что русалка, рот открыв,
Взгляда отвести не смела,
Будто сердцем прикипела.

Музыканты гимн играли,
Волны парусник качали,
Фейерверк уже угас,
А русалка целый час
Возле корабля держалась
И на принца любовалась...

Скоро ветер стал крепчать -
Тучи в море собирать:
Волны поднимались выше,
Облака сгущались ближе
И проказница-природа
Разыграла непогоду.
Стрелы молний били в море
И русалка, чуя горе,
Стала морякам кричать,
Что пора им жизнь спасать,
Что сейчас нагрянет буря
И корабль, в волнах дрейфуя,
Шторма пережить не сможет,
Чтоб спасались все, кто может!
Но не слышали матросы:
Докурили папиросы,
С мачт все паруса спустили
И в каюте дверь закрыли.

Море всё сильней бурлило
И волной корабль било,
От такой морской напасти
На борту трещали снасти,
Люди в страхе заметались -
Кто как мог, спастись старались.
Вот пошёл девятый вал:
Он корабль наверх поднял,
Над водой его понёс
И с размаху, об утёс
Вдребезги фрегат разбил
И в пучине потопил...

Моряки в воде болтались,
Из последних сил цеплялись
За обломки корабля,
О спасении моля.
А русалка, как стрела,
Между брёвен проплыла,
Над волной слегка привстала,
Принца взглядом поискала:
Ведь теперь ему на дно
Опуститься суждено,
Там он будет с ней гулять,
Жемчуга ей собирать,
С батюшкой – Морским Царём
Веселиться за столом…

Но ведь люди не должны
Жить на дне морской страны!
Как же будет он дышать,
Как без плавников играть?
Нет, нельзя ему тонуть,
Надо бы его вернуть
К людям, в дом его родной -
Вот, плывёт он, чуть живой.
И русалка подплыла,
Принца за бока взяла
И держала над водой
С приподнятой головой;
Так она в волнах лежала…
Буря, между тем, стихала.

Утром солнышко взошло,
Принца бледное чело
Лишь сейчас порозовело,
И на тёплый берег смело
С ним русалочка плыла,
Так как жизнь ему спасла.

Вынесла его русалка
На песчаный берег жаркий
И, оставив на прощанье
Принцу нежное лобзанье,
Отплыла немного в море
И укрылась за волною.
Там, совсем неподалеку
Монастырь стоял высокий,
В нём колокола звонили,
Рядом девушки ходили,
И, едва увидев принца,
Стали на песке толпиться.
А когда очнулся принц
В окружении девиц,
Начал с ними говорить
И улыбки всем дарить;
Про русалку он не помнил
И как спасся - сам не понял.
Вот сейчас исчез в дверях,
А русалка, вся в слезах,
Поплыла к себе домой,
Вслед за голубой волной.

С той поры она грустила –
На душе ей горько было
И про то, что с ней случилось,
Так ни с кем не поделилась.
Часто вверх она всплывала
И про принца вспоминала...

Вскоре листья закружились,
Ветки инеем покрылись,
Осень подошла за летом,
Всё украсив жёлтым цветом.
Вслед за ней зима настала -
Толстым белым одеялом
Все цвета и краски скрыла,
Даже море льдом покрыла.
А русалка всё мечтала:
Всё по принцу тосковала.
Небеса и берег моря
Не давали ей покоя,
Город, монастырь и горы,
Лес и водные просторы -
Видела прозрачным взглядом:
Принца не было с ней рядом.
С каждым днём грустила больше,
Слёзы становились горше,
А однажды не сдержалась -
Всё сестрицам рассказала.
Сёстры стали узнавать,
Как им принца отыскать,
Где лежит его земля,
Где живет его семья;
А когда узнали место,
То с русалочкой все вместе,
На поверхность моря всплыли
И к дворцу его поплыли.

Вот, на берегу высоком
Замок белый одиноко
На лесной стоял опушке;
У ворот торчали пушки,
Флаги на ветру вздымались,
К морю лестницы спускались;
По бокам - большие башни
Высились над морем важно
И красивые колонны
Подходили под балконы.
Сквозь высокие окошки
Было видно зал немножко:
Там огромные картины
Украшали стен вершины,
Шёлковые занавески
Стянуты внизу подвеской,
Возле вычурных дверей -
Статуи больших людей
И персидские ковры
Золотились, как костры.

И с тех пор ждала русалка
Каждый вечер возле замка
Встречи с принцем молодым
И под месяцем седым
Он частенько ей являлся:
То в окошках появлялся,
То ютился на балконе,
Что-то видя в небосклоне,
То по лестницам ходил,
То по морю в лодке плыл;
И была русалка рада –
Это для неё награда,
Знать, что жизнь ему спасла,
В шторме сгинуть не дала.

С каждым днём ей всё сильней
Жить хотелось средь людей,
Землю потоптать ногами,
Листья ощутить руками,
С принцем молодым сдружиться,
Во дворце повеселиться,
На опушке погулять
И цветов ему собрать.

Утром, возвратившись в дом,
Спорила она о том,
Что на суше жизнь прекрасней
И гораздо безопасней.
Бабушка ей говорила:
«Век людей – совсем не милый,
Вот русалки триста лет
Весело живут, без бед,
Обитают под водой
И детей растят с семьёй.
У людей – совсем не так:
Жизнь для них – простой пустяк.
Каждый день они стреляют
И друг друга убивают,
Жадность, зависть, или злоба
Правит ими, вплоть до гроба
И вдобавок, нечистоты
К нам сливают, в наши воды».
А русалка отвечала:
«Что я в жизни повидала?
Море, крабов и ракушки,
Да утопленные пушки,
Вот, жила б я на земле,
Я б гуляла там везде -
По заснеженным горам
И прекрасным городам.
Грелась бы на жарком солнце,
Отдыхала б за оконцем,
Фрукты ела бы земные,
И одежды расписные
Гордо на себе носила,
С принцем бы на бал сходила…»
«Вот так внучка, что за милость?
Ясно то, что ты влюбилась,
Жалко мне тебя до слёз,
Но убрать твой рыбий хвост
Лишь морская ведьма сможет,
А потом уж не поможет
Ничего тебе на свете,
Лучше брось ты мысли эти,
Ведь сегодня бал у нас!
Ты уж соберись сейчас,
Будут гости там большие –
Скаты, слизни, водяные -
Будешь с ними веселиться
И любовь вся испарится!»

Бал на дне был очень славный:
Царь был заводила главный,
Слизни на столах плясали,
Скаты молнии бросали,
Водяные колдовали,
Рыбы музыку играли;
Раки с крабами подрались,
Звёзды все переливались,
А русалки звонко пели,
Так, что гости все свистели.
Ну а лучше всей капеллы
Младшая русалка пела.
Голосом своим чаруя
И в овациях ликуя,
Всех подводных приглашённых
Развлекала утончённо.
Крабы драться перестали,
Рыбы - в рот воды набрали,
Даже круглые ежи
Разомлели от души.
И русалочка гордилась,
Личико её светилось,
Ведь никто так славно спеть,
Даже если захотеть,
Больше никогда не сможет -
И учитель не поможет.

Но потом улыбка спала
И она затосковала,
Стала принца вспоминать,
Да о городе мечтать…

Вот русалочка из зала
Вскоре тихо убежала,
Грустно на ракушку села,
Мысль в душе её созрела:
«Надо ведьму попросить
Сделать так, чтоб я ходить
По сырой земле сумела,
И тогда я к принцу смело
Во дворец его войду
И любовь свою найду.
Я готова триста лет
Обменять на верхний свет,
Чтобы с принцем мы вдвоём
Проводили день за днём».
И русалка со двора
К ведьме в гости поплыла.

За подводными горами
И пустынными долами,
Там, где только рыбьи кости
И кораллов мёртвых грозди,
Где горячие вулканы
И полипы-великаны,
Над бурлящим топким дном
Расположен ведьмы дом.
Там живёт она в пещере.
То ли рыбы, то ли звери
Обитают в тех местах,
С клювами на головах,
С щупальцами, вместо рук
И с шипами, будто крюк.

Вот, спасаясь от полипов,
Всё подряд хватавших дико,
Хвост русалочка поджала,
В узел волосы смотала
И плыла, что было сил,
Чтоб никто не укусил.
Насмотрелась на вулканы
И бурлящие поляны,
Еле-еле страх сдержала,
Скоро - к ведьме прибежала.

В окружении толстых жаб
И в руке держа ужа,
На повозке из костей
Ведьма приближалась к ней...
Восемь пар зловещих глаз
Впялились в русалку враз:
«Знаю я, зачем пришла» -
Ведьма тихо изрекла -
«Сделаю тебе я ноги,
Чтоб ходила по дороге,
Только, будешь наступать
И от боли изнывать!
Каждый раз, ступив ногой,
Словно острою иглой,
Боль пронзит твои подошвы
И тогда - прощайся с прошлым:
Со своим морским хвостом
Ты не встретишься потом.
Сварят зелье наши слуги,
А взамен такой услуги,
Я возьму твой голос славный -
Это платой будет главной.
Что же, сможешь всё стерпеть,
Чтоб на землю поглядеть?»
И влюблённая русалка,
Хоть себя ей было жалко,
Согласилась второпях,
Со слезами на глазах.

Ведьма долго хохотала,
А затем – питьё достала:
«Выпьешь, как земли коснёшься,
А на утро, лишь проснёшься,
Станешь девушкой красивой,
Встретит принц тебя учтиво.
Ну, уж если не полюбит,
То тогда несчастье будет:
Как поженится с другою,
Сгинешь ты в морском прибое».
«Пусть!» - русалка отвечала –
«Мне бы только для начала
С принцем рядом побывать,
Да земную жизнь познать!»

Вот взяла напиток ведьмы
И всплыла наверх из бездны.
Посмотрев в последний раз
На подводных гор каркас,
Путь взяла на берег моря,
К шуму вечного прибоя.

Выплыла из волн русалка
Возле лестниц, что у замка.
На ступенях прилегла,
Зелье ведьмы приняла
И, как только чуть сглотнула,
То немедленно уснула.
А когда она проснулась,
Поднялась и оглянулась –
В небе солнышко сияло
И вокруг все озаряло,
Рядом принц стоял прекрасный,
На неё смотрел он страстно,
Рыбий хвост исчез совсем,
Ножки две ему взамен
У русалки появились -
Будто ей они приснились.

Принц спросил: «Кто ты, откуда?
Как зовут живое чудо?
Что ты делаешь такая
Здесь одна, совсем нагая?»
Но русалочка молчала,
Ничего не отвечала
И бездонными глазами,
Словно синими огнями,
Принца нежно изучала
И речам его внимала.

Только лишь к нему шагнула,
Боль в ногах иглой кольнула,
И русалка оступилась,
Но упасть не получилось:
Принц к ней сразу подскочил
И на руки подхватил;
Он повёл её домой,
Увлекая за собой
И по лестницам русалка
Поднималась, прямо к замку.

Как ногами наступала -
Словно чьё-то злое жало
Больно в пятки ей вонзалось,
Но русалочка держалась –
В замок зашагала кротко
Стройной, плавною походкой.
Слуги там её помыли,
Причесали, нарядили,
И теперь она на диво
Стала самою красивой.
В замке принц её оставил,
Ей охрану предоставил
И следил, чтоб ей отказа
Не было ни в чём, ни разу.

Как-то принц позвал девиц
Из придворных танцовщиц:
Приказал им танцевать,
Пеньем слух свой развлекать.
Пели девушки красиво,
Принц им улыбался мило,
Весело в ладоши хлопал,
И ногами в такт им топал.
А русалочка грустила -
Если б знал он, как любила
Голосом своим прекрасным
Петь в подводном хоре царском...
Если б знал он, что она
К ведьме плавала одна,
Голос ей пришлось отдать,
Чтоб с ним рядом побывать.
А когда все танцовщицы
В вальсе начали кружиться,
Тут русалочка уж встала –
Так чудесно танцевала,
Что принц ею восхитился -
Тоже в танец с ней пустился.

С этих самых пор она
Вместе с принцем быть должна –
Так он радостно решил:
В спальне рядом постелил,
Вместе ели за обедом,
Наблюдали за рассветом,
В лодке плавали по речке,
Отдыхали на крылечке;
В город ездили в карете
Посмотреть рыбачьи сети,
Вместе на конях катались,
В путешествия пускались;
Красочные птичьи трели
В сказочных лесах им пели,
И для них двоих цветки
Раскрывали лепестки...
А как полночь начиналась,
То русалочка спускалась
По ступенькам в сине море,
Чтобы посидеть в прибое -
Ножки в море подержать
И немного боль унять.

Сидя там совсем одна,
Горько плакала она:
Ведь теперь не суждено
Возвратиться ей на дно,
Не увидеть ей сестёр,
Не уплыть на царский двор,
Бабушку её родную
Не застать уже живую…

Но… Кто там вдали плывёт
И заманчиво поёт?
Неужели это сёстры
Дом покинули отцовский
И гуляют по волнам,
Приближаясь к берегам?
И русалочка тут встала,
И руками замахала,
Сёстры повернули к ней
И поплыли поскорей.
А когда они всплывали,
Радостью глаза сверкали,
В море спрыгнула русалка
И они обнялись жарко.
А потом ей рассказали,
Как её на дне искали,
Как ходила аж три дня
В трауре по ней родня,
И подводный Царь - отец
Сам отчаялся вконец.

После встречи той, ночами
Сёстры часто навещали -
На прибрежном мелководье
Танцевали хороводы,
Новости морского дна
Говорили ей сполна.
А однажды Царь Морской
Появился над водой,
Он русалке над волнами
Нежно помахал руками,
Но приблизиться не смел,
Так как был не очень смел.

Время шло, и принц всё больше
Привыкал к прекрасной гостье,
Дивные цветы дарил,
Речи ласки говорил,
И русалочка сияла –
Всё, о чём она мечтала,
Начинало исполняться
И желанное сбываться.
В синие её глаза
Счастья закралась слеза,
Принц ей часто говорил:
«Без тебя мне свет не мил,
Ты похожа на богиню,
Я встречал её в пучине:
В сильной буре небывалой
Из глубин меня достала
И на берег принесла,
От погибели спасла.
А теперь явилась ты…
Словно та, что из воды,
Блещешь красотой небесной.
Я хочу, чтоб повсеместно
Ты всегда была со мной,
Будь уверена, я - твой».

Жаль, что принц и не узнал,
Кто же жизнь его спасал,
Кто держал его в воде
И не дал пропасть на дне.
Но русалочка с ним рядом,
Принц ей сердце греет взглядом -
Для неё нет больше счастья,
Чем попасть в его объятья.

Долго принц с русалкой жили,
Вместе время проводили,
Но однажды, по соседству,
В тридесятом королевстве
Дочка славного царя
Уж на выданье была.

Слуги стали слух пускать,
Что её принц хочет взять;
А русалочка смеялась –
Ведь она-то точно знала:
Лишь её принц приголубит
И другую не полюбит.

Говорил он ей с волненьем:
«Ты отбрось свои сомненья,
Тут родители мои
Разговор такой вели:
Захотели породниться,
Да с соседним царством слиться,
И для этого меня
Заставляют за три дня
Их принцессу посмотреть
И посвататься успеть.
Но жениться я не буду,
Ведь тебя я не забуду –
Если уж женюсь на ком,
То на той, с кем я знаком:
На красавице немой
С нежной, любящей душой!»
И прекрасную русалку
В губы целовал он жарко,
Голову к груди прижал,
Ласково её обнял.
«Ты ведь не боишься моря?
Я возьму тебя с собою,
Ветер там гоняет волны,
Рыбы там на дне безмолвны,
Кружатся дельфинов стаи,
И ракушки твёрже стали».

Принц фрегат стал снаряжать,
В путь–дорогу собирать.
А русалка улыбалась,
Так как лучше принца знала
Кто живёт на дне морском –
Там её родимый дом...

И на следующий день,
Мимо серых деревень
Плыл красивый их фрегат
Вдаль, не ведая преград.
И русалочка в каюте
С принцем провела в уюте
Целый день, а ближе к ночи
Вместе с ним сомкнула очи,
Но потом с постели встала
И на палубу сбежала.

Лунной ночью, на борту,
Свесив ноги в темноту,
Всматривалась вглубь она,
Где лежит её страна;
В море капнула слеза:
Там внизу дворец отца...
Вот со дна к ней всплыли сёстры,
Серебрясь на свете звёздном,
Но один моряк проснулся,
Их спугнул, и в трюм вернулся.

Утром, в гавани нарядной,
Встретили фрегат с парадом,
И в столице королевства
Звон стоял фанфар оркестра.
Флаги ветром развевались,
Люди принцу преклонялись,
И всех прибывших гостей
Проводили поскорей
В распрекраснейший дворец
Для предпраздничных торжеств.

Во дворце столы накрыли
И придворных нарядили,
Только нет пока принцессы:
Там, в монастыре за лесом,
Учится она манерам
Обращенья с кавалером.
Ну а вскоре и она,
От смущения красна,
Прибыла на царский бал
И вошла тихонько в зал.
И русалка с интересом
Посмотрела на принцессу:
Так была она красива,
Что русалочка застыла -
Синева принцессы глаз
Привела её в экстаз.

Принц воскликнул: «Это ты!
Девушка моей мечты!
Ты в тот раз меня спасла,
В буре по волнам несла!» -
На руки её поднял
И при всех поцеловал.
Все придворные замялись,
Но потом – не растерялись:
Свадьбу начали играть,
За столами пировать.
А русалке принц сказал:
«Я о том и не мечтал,
Что свою судьбу я встречу,
Это – самый лучший вечер.
Ты теперь должна быть рада,
Что со мною счастье рядом».
И русалочка послушно,
В реверансе добродушном,
Руку принцу целовала,
А сама – чуть не рыдала,
Ведь теперь она погибнет
И в морской пучине сгинет…

Тем же вечером, с женой,
Принц отправился домой.
Пушки с берега палили
И салютом в небо били;
Принц с женой на корабле,
В радужном большом шатре
Проводили вместе ночь
И русалка вышла прочь.
Вспоминая, как она
В первый раз, совсем одна
Поднималась из глубин,
Чтоб увидеть снег вершин,
Чтоб вдохнуть пахучий ветер
И узнать, как солнце светит,
Бросилась в воздушном танце,
Будто бы в чудесном трансе;
Ноги боль пронзала резко,
Но ещё больнее в сердце –
Боль разбившейся души,
Или счастья миражи,
Всё собою затмевали…
А матросы ликовали:
Никому ещё так славно,
Так изящно и так плавно
Танцевать не удавалось...
Между тем, уже светало.

Все в каюты разбрелись,
Паруса надулись ввысь,
Гладь морская прояснилась,
И русалочка решилась
Встретить смерть к лицу лицом
С первым солнечным лучом.

Вдруг из моря всплыли сёстры,
Нож ей протянули острый
И сказали: «Вот возьми,
Этот нож от нас прими -
Мы его у ведьмы взяли,
Волосы взамен отдали.
До восхода ты возьмёшь
Этот длинный, острый нож;
Ты должна его воткнуть
В принца молодого грудь -
Кровь тебе на ноги капнет,
Всё тогда на место встанет:
Хвост возникнет вместо ног
И вернёшься к нам на дно».

Нож русалочка взяла
И в шатёр цветной зашла.
Там, обнявшись, молодые
Сны смотрели расписные,
Так им вместе было сладко,
Что русалочка украдкой
Принца в лоб поцеловала
И наружу побежала.
Выбросила нож в пучину –
Сразу же кровавой тиной
Волны ножик захлестнули
И под воду затянули...

Вот он, солнца первый луч,
С горизонта, из-за туч,
Весело бежит по морю
И искрится над водою.
Синева морских просторов
Предстаёт русалки взору -
Обнажает глубину
И подводную страну.

Посмотрев в последний раз
На цветущей жизни вальс,
На творения природы
И бескрайнюю свободу,
Разрываемая горем,
Прыгнула русалка в море
И в волнах исчезла бренных,
Превращаясь в брызги пены…

Солнце встало над водою,
Согревая мир собою,
А русалочка летела
И вокруг себя глядела:
Тысячи существ чудесных
Вились в воздухе небесном,
Голосом прекрасным пели,
Словно дивные свирели.
Все прозрачные, как льдинки,
И русалка, как слезинка,
Вместе с ними поднималась
И в блаженстве улыбалась.
«И куда же мы летим?» -
Звонким голосом своим
Их русалочка спросила
И наверх в восторге взмыла.
Отвечали ей созданья:
«Мы с начала мирозданья
Путешествуем по свету
И приносим на планету
Счастье, радость и веселье,
Мы – воздушные творенья.
Ты теперь - одна из нас!
С нами полетишь сейчас
В даль заоблачных миров,
Там ты обретёшь любовь,
Будешь счастье в мир нести,
Чтобы души все спасти».

И русалочка наверх
Поплыла быстрее всех,
К солнцу руки протянула,
В небо двери распахнула
И, найдя любовь и счастье,
Появляется в ненастье:
Тем, кто сбился на пути
Помогает свет найти.

Вот, с тех пор шипучей пеной
Волны бьются в берег бренный
И историю русалки
Тихо шепчут в красках ярких.

Биттнер Ф. Ж.
2006г.
Национальное общество защиты растений силы

#32 Philipp Bittner

Philipp Bittner

    Сверхветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 605 сообщений
  • ГородКалининград

Отправлено 16 Апрель 2013 - 00:04

Неринга
Прусская сказка

На окраине морей,
Где живут гипербореи,
Есть красивая земля,
Только жаль, что не моя.
Там растёт у самых вод
Стройных сосен хоровод,
Между ними, как дозорный,
Гриб краснеет мухоморный,
А по просекам худым
Паутинок бледный дым,
Словно плющ болотный, вьётся…
Леший по ночам смеётся,
Тролль болотный тихо стонет,
Водяной в озёрах тонет
И кикимора с русалкой
Радостно играют в салки.

В этих сказочных местах
Пруссы жили в деревнях.
Жили дружно, не тужили,
Рыбу вкусную ловили
И охотились в лесу
На оленя и лису.

В тех краях подводный царь
Сыплет на берег янтарь,
Чтобы свет его лучей
Озарял морских зверей;
Здесь на кончиках столбов
Аисты нашли свой кров,
Чтобы из небесных врат
Людям приносить ребят;
Здесь когда-то великаны
Земли строили и страны;
Тут драконы раньше были,
Только ведьмы их сгубили;
Ну а духов я на днях
Сам видал в густых лесах.

Вдоль Балтийских берегов,
Мимо замков и лесов,
Словно радуга-краса
Простирается коса.
Узкой полосой земли,
Что теряется вдали,
Воды шумные сразив,
Делит море и залив.
Это сам кузнец Сварог
Как-то отдохнуть прилёг,
А когда он уходил,
Свой кинжал оборонил.
Много лет прошло, потом
Занесло кинжал песком,
Проросли на нём леса
И теперь там есть коса.

Был изогнутый кинжал
И пока в земле лежал,
Передал деревьям силу,
Что врагов его разила.
Так, с тех самых давних пор,
Вьётся там сосновый бор:
Посреди песчаных дюн
Сосны кружатся, как вьюн.
По изогнутым стволам,
Как по древним письменам,
Воинам дан урок богов –
Отражать мечи врагов.
Здесь и повар и кузнец
И верховный прусский жрец,
Плотник, лекарь, скотовод
И простой честной народ -
Все учились у природы
Преодолевать невзгоды:
Гордый прусс не отступает
Если жизнь его сгибает
И с врагом жестоким в сечь
Можно гнуться, но не лечь.

С незапамятных времён
Пруссов несколько племён
Расселилось по косе,
Чтоб земли хватило всем.
Маленькое племя курш
Из почти полтыщи душ
Возглавлял великий вождь –
Он сильней, чем снег и дождь,
И бесстрашнее, чем смерть,
Имя у него – Карвейт.
Он был ловким и могучим,
Но одной напастью мучим:
Три красавицы-жены,
Что детей рожать должны,
Не могли никак зачать -
Оставалось только ждать
Снисхождения богов
Или мудрости волхвов.

Вождь уже богам молился,
Головой о стенку бился,
Посещал туземный храм,
Приглашал тибетских лам,
Со жрецами повстречался,
Даже в знахари подался…
Ничего не помогало,
Он уж думал – всё пропало.

Вот в один из ясных дней,
Взял с собой лихих парней,
И отправился в леса
Чтобы поискать лося,
Раздобыть для куршей мяса
И наделать впрок запасы,
Ведь рыбалка и охота –
Жирные статьи дохода:
В зиму сыты будут курши,
В мехе не замёрзнут уши.

Он охотился три дня,
Даже утомил коня,
Но не встретил ни лосей,
Ни других каких зверей,
Лишь орлы да куропатки –
Не поймать, собьёшь все пятки;
Грустный, взмыленный, больной
Повернул Карвейт домой.
Вдруг в кустах мелькнула тень:
Прыгнул перед ним олень,
Словно рысь Карвейт пригнулся
И за луком потянулся,
Крепко взял за тетиву
И пустил вперёд стрелу,
Точно в сердце ей попал
И олень на землю пал.

В тот же час из ниоткуда
Вылезло к Карвейту чудо:
Предряхлейший старичок,
Ростом как боровичок,
Зуб корявый, глаз косой,
Весь зелёный и босой,
На носу две бородавки
И наколка в виде травки,
Сверху пук волос седых -
Видно дед был из лесных.

Парни сразу же смотались,
А старик с вождём остались,
Дуновенье ветерка
Чуть шатало старичка.
Только лишь Карвейт опешил,
Старичок его утешил:
«Ну, Карвейт, великий вождь,
Будь здоров, коль не помрёшь!
Кто меня не побоялся
И в моём лесу остался,
По неписаным законам
Должен лешим быть покорным,
Ну а раз уж ты со мной,
Будешь здесь моим слугой…
Я, естественно, шучу,
Но своё не упущу:
Вон сидит мой брат болотный,
Он уже три дня голодный,
Проигрался мне в лапту
И теперь грустит в пруду,
Ты б ему отрезал мяса,
Поделился бы припасом,
Ну а я тебе за это
Расскажу пару секретов».

Чуть подумавши, наш вождь
Обнажил свой острый нож,
Им орудуя без лени
Он освежевал оленя;
Самый лучший из кусков
Срезал для лесных дедков,
А оставшееся мясо
Записал в свои запасы.

Восхищённый старичок
Молвил: «Ай да мужичок!
Ай да вождь, ай да Карвейт!
Он и в холод нас согреет,
Он и в горе, и в беде
Не оставит нас в нужде,
Вот таких бы вот вождей
Да для всех простых людей -
Так была бы не земля,
А счастливая семья…
Это я опять шучу,
Но сказать тебе хочу:
Знаю я про твой секрет,
То, что деток малых нет,
И поскольку ты не скуп,
Да вдобавок и не глуп,
Сразу в бегство не пустился,
С нами мясом поделился,
Мы тебе с болотным братом
За добро добром отплатим.
Помни: ровно через год
Должен ты уйти в поход;
Не жалея свои мощи
Ты пойдёшь к священной роще,
Что под городом - под Ромой,
Где живёт твой жрец знакомый,
Там найдёшь среди ветвей
Древнюю обитель фей.
В жертву принесёшь оленя,
Попросив его прощенья,
И когда перед тобой
Неземною красотой
Встанет королева фей,
Не красней и не робей,
Посмотри ей прямо в очи
И желай, чего захочешь». –
Так сказал ему старик
И исчез, как солнца блик.

Почесал Карвейт макушку:
То ль уснул он на опушке,
То ли мутная слеза
Затуманила глаза,
То ль порывом ветерка
Нежно сдуло старика,
То ли бес в него вселился,
В общем, вождь слегка смутился –
Ведь грибов не потребляет,
А виденья посещают.
Поискал своих парней,
Но увидел лишь коней,
Сплюнул, подобрал оленя
И побрёл к себе в селенье.

Без забот жил вождь весь год,
Но запомнил про поход
И когда пришла пора,
Удалился со двора.
Он пошёл на запад в Ром,
Временно оставив дом,
Через лес и сквозь болото
Сапогами землю хлопал,
Так гремел Карвейт шагами -
Звери с нор повыбегали,
А соседние народы
Вняли: сочтены их годы.

В это время Крива - жрец
Звёзд мыслитель, грамот чтец,
Вхожий в магов тайный круг
И Карвейта старый друг,
В той корчме, что в центре Рома,
Потреблял немного рома,
А поскольку ром без эля
Слабо помогает в деле,
Заказал его чуть-чуть,
Чтобы горький вкус сглотнуть.
Пинтой эдак за седьмой
Крива стал совсем кривой,
Прочитал по эля пене:
«Скоро будут перемены»,
Подскочил, как озарённый,
Сам от эля весь зелёный,
Да помчался со всех ног
В свой волшебный теремок.
Там открыл большую книгу,
Но увидев в ней лишь фигу,
Принялся гадать попуще
На святой кофейной гуще.
Нагадал сначала эль,
После – крепенький коктейль,
А затем, уж ближе к ночи
Вдруг его прозрели очи:
Сам Карвейт к нему идёт,
Перемены в Ром несёт.
От такого откровенья
Крива в транс вошёл в мгновенье
И очнулся лишь потом –
Как Карвейт пробрался в дом.

Обнялись былые други,
Словно жаркие супруги,
Эль, понятно, тёк рекою,
За любовь и за иное,
Два дня пили, три дня ели,
Закумекали о деле:
Крива взял дубовый жезл
И Карвейта слушать сел.
Вот Карвейт ему поведал
Как детей усердно делал,
Как скитался на охоте,
Размышляя о приплоде,
Как увидел старика,
Окосевшего слегка
И про королеву фей,
Что живёт среди ветвей.
Всё прослушав, Крива встал
И по дому зашагал:
«Я так мыслю – неспроста
Вылез дед из-за куста»,
- Тщетно силясь пошутить
Крива начал говорить –
«Видно, дело колдовское,
Раз привиделось такое,
Я б вот так истрактовал:
На охоте ты устал
И прилёг чуть-чуть вздремнуть,
Да вдохнул чего-нибудь,
Может, рядом мухомор
Распылил душистых спор,
Может, папоротник цвёл,
Или газ с болота шёл…
В нашей жреческой среде
Вряд ли внемлет кто тебе,
Коль совет желаешь мой –
Возвращайся-ка домой.
А про то, что увидал,
Чтоб ответственно молчал,
Или сам не будешь рад:
Думками народ богат,
Поползёт дурна молва
Что хиреет голова».

Этот мудрый монолог
Наш Карвейт понять не смог,
Напряжённо всё прослушав
И немного эль откушав,
Он, покачиваясь, встал
И уверенно сказал:
«Что за жречество пошло,
Не мозги, а помело,
Я к нему с открытым сердцем,
Он мне  - в рану сыплет перцем,
В Роме что, жрецы – юнцы,
Все лишь рунные чтецы,
Учат кучу тайных слов
Только на трактовку снов,
На мифических созданий
Не хватает ваших знаний?
Я пока не отупел», -
Вождь, пошатываясь, сел –
«Как тебя сейчас я вижу,
Так старик меня мурыжил.
Коли хочешь мне помочь,
Постарайся превозмочь
Все магические догмы
И этические нормы,
И скажи мне, как найти
К роще эльфовой пути».
Крива томно посмотрел,
Будто эльфа сам узрел,
Лихорадочно стал думать
Как Карвейта образумить,
Но усвоив, что никак,
Взгромоздился на чердак
И достал оттуда карты
От Наттангии до Спарты,
Где углём или проколом
Каждый город прорисован.
Ткнув свой палец в потолок,
Он немедленно изрёк:
«Знай, Карвейт, что в этой роще
Мудрецов древнейших мощи
Под деревьями лежат,
А деревья - говорят.
Посему, я не рискую
В рощу заходить такую
И отчаянным друзьям
Тоже заходить не дам.
Только в виде исключенья,
Чтоб прогнать твои томленья,
Карты посмотрю немножко
И найду туда дорожку.
Вот он Ром, а вот гора…
Завтра, с раннего утра
Мы отправимся из дома
Прямо к роще возле Рома,
За удачу в нашем деле
Я налью, пожалуй, эля».
Только Крива эль хлебнул,
Как сомлевший и уснул.
Вождь, не мешкая напрасно,
Тоже захрапел пристрастно
И проснулись поздно днём,
Когда солнце грело дом.

Как друзья глаза продрали,
Сразу к роще зашагали,
По-над речкой, вдоль кустов,
Мимо сёл и хуторов,
В перелесьях, между пней,
Шли немало - много дней,
Заходя, по мере сил,
В каждый по пути трактир.
Видов разных повидали,
Рощу всё же отыскали,
В гущу забрели деревьев,
Чтоб найти побольше эльфов,
Но в глухой лесной тиши
Не увидев ни души,
Стали лагерь разбивать
И забвенно ночевать.
Крива первый засопел,
А Карвейт башкой вертел:
Всё не мог никак уснуть –
Роща нагоняла жуть.
Вот взошла краса-луна,
Стало вовсе не до сна.
Раздосадованный вождь
Волей подавляя дрожь,
Отлучившись по нужде,
Вдруг увидел в темноте
То ли отблески луны,
То ль болотные огни,
То ли стайку светлячков,
То ли чьих-то блеск зрачков…
«Не иначе это феи,
Хоть одну из них узрею», -
Вождь подумал про себя,
Нервно пояс теребя,
Аккуратно взял топор,
И в ту сторону попёр.

Поднырнул сперва под ёлку,
Где изобразил иголку,
После – крался за кустом,
Где прикинулся листом,
После – спрятался за бук,
Где он замер, будто сук,
А как ближе подобрался,
Так стоймя стоять остался:
Старичок сидел на пне,
Жарил мясо на огне.
Седовласый и косой,
Кривозубый и босой -
Сразу вождь его признал
И руками замахал:
"Будь здоровым, лесовик!
Ты-то как сюда проник?
Ты никак в бега подался,
Или брату проигрался,
Или стал за мной ходить,
Чтоб не дать спокойно жить?"
Леший так ему ответил:
"Я давно тебя приметил -
Контролировал поход,
Вспоминай-ка прошлый год:
Я же сам тебя послал,
Чтоб ты эльфов повидал.
Но без помощи моей
Ты найти не сможешь фей -
Чтоб никто не смог их видеть,
Или чем-нибудь обидеть,
Прячутся они в деревьях,
То ли сверху, то ль в кореньях,
Ведь у нонешних людей
Умных нет в мозгу идей:
Эль как позальют в живот
И давай пугать народ!
Вот скажи, куда деваться,
Как же с ними нам справляться,
Каждый тролль и домовой
С глаз теперь бегут долой…
Так что слушай и внимай,
Тщательно запоминай:
Здесь, Карвейт, который год
Липа гибкая растёт,
Эта липа обитаема,
В ней живет богиня Лайма,
Утром, с моего веленья,
Должен ты убить оленя,
Ей оленя принесёшь
И проси, чего захошь". -
Вождь согласно закивал,
А старик тотчас пропал,
Только лишь костёр остался,
Где шашлык уже спекался.

Сзади Крива подошёл:
"Погляди, что я нашёл!
Кто-то здесь еду забыл..." -
И всё мясо смолотил.
Между тем уже светало,
Утро раннее настало,
Птицы начали орать,
Чтобы всех зверей поднять,
А из леса, во всю прыть,
Будто надоело жить,
Выпрыгнул на них олень,
Крива спрятался за пень,
А Карвейт, схватив топор,
Побежал во весь опор,
Замахнувшись зверю в темя
Ловко поразил оленя -
Он в агонии забился
И под липу повалился.
В тот же миг над головами
Липа затрясла ветвями,
Ясным светом озаряема,
В липе появилась Лайма.
Крива в обморок свалился,
А Карвейт перекрестился,
Лайма брови приподняла
И уверенно сказала:
"Знаю, вождь, твои заботы
И семейные невзгоды,
Я смогу тебе помочь…
Но сперва попробуй смочь
Ублажить хотя б одну
Ты свою, Карвейт, жену,
Ведь за годы личной жизни
Ты служил одной отчизне,
А в семье немало раз
Жёнам ты давал отказ.
В общем, ты в себе красивом,
Отыскать попробуй силы
По приезду в край родной
Взять одну жену с собой
И отправиться с ней вместе
На ночь в Куршское полесье,
Как с ней ночь там проведёшь,
Так ребёнка обретёшь.
Белый аист в эту ночь
От меня подарит дочь:
Утром к морю подойдёшь
И корзину там найдёшь.
Подойди к жене с корзинкой,
Дочку назови Нерингой
И тогда на много лет
В племени не будет бед". -
Лайма мило улыбнулась,
Напоследок подмигнула,
Дерево зашевелилось
И богиня в липе скрылась.

Так Карвейт оторопел,
Даже двигаться не смел,
Вскоре Крива оклемался:
"Не иначе, я валялся...
Не иначе, злые духи
В мозг пробрались через ухи...
Не иначе, это бес
Мне в сознание залез.
Вот сейчас кошмары снились,
Будто ветки шевелились,
Будто ты, Карвейт чудил,
С деревом заговорил,
Надо нам с тобой отсюда
Уходить, пока не худо
И пока мой светлый ум
Никакой не спёр колдун".
Вождь ему поддакнул складно:
"Говоришь ты, Крива, ладно -
Заклинатель рунных слов
И ловец кошмарных снов –
После стольких дней скитаний,
Через чащу продираний,
Всех лишений и невзгод,
Что для нас припас поход,
Эльфов мы не увидали,
Хоть усиленно искали
И пора бы нам с тобой
Потихоньку дуть домой".
Вещи вмиг друзья собрали,
Словно в роще не бывали
И прямой дорогой в Ром,
По пути хлебая ром,
Мимо клюквенных болот
Быстро двинулись вперёд.

В Роме с Кривой вождь простился
И в обратный путь пустился.
Крива слухи распустил,
Как он в рощу уходил,
Как у входа в этот лес
Поджидает страшный бес,
Как порхают эльфы злые
И кикиморы косые
Могут в чащу заманить,
Чтоб тихонько удавить.
Так что нечего народу
Собираться на природу,
Дабы оградить от бед -
Наложил на лес запрет.
А Карвейт пошёл до дома,
Благо - путь ему знакомый,
По Балтийским по лесам,
По болотам и кустам,
Меж берлог, да по росе,
К Куршской матери-косе.

По прибытии домой,
С самой молодой женой
Вождь ушёл в полесье в ночь,
Чтоб к утру случилась дочь.
Напролёт всю ночь трудился,
Утром к берегу спустился -
Помня Лаймовый завет,
Там остался ждать рассвет.
Вскоре в розовом восходе,
При безветренной погоде,
Из-за кромки облаков,
Словно из туманных снов,
Показался в небесах
Аист в солнечных лучах:
Чтоб прогнать вождя кручину,
В клюве он держал корзину,
С ветром крыльями сразился
И на берег опустился.
Не жалея ценных ног
Вождь пустился в марш-бросок,
Лихо отыскал корзинку
И увидел в ней Нерингу,
Удивлённый, сам не свой,
Подхватил её с собой
И на радостной волне
Второпях ушёл к жене.

Дома племя вождь созвал,
Веселился, пировал,
Скачки конные устроил,
Крепость новую построил,
Распалил большой костёр,
В пьянке завалил шатёр
И для боевых ватаг
Сам придумал Куршский флаг.

Пронеслась одна неделя
И Неринга стала в теле,
Через несколько деньков
Начала гонять быков,
Час от часу подрастала,
Скоро выше сосен стала,
Как минуты проходили,
Силу дюжую дарили,
А секунды на лету
Навели ей красоту.

Стала девка великаншей,
Занималась хлебом-пашней,
Разводила крупный скот,
Делала водоотвод,
Людям строила дома
И давала им ума:
Обучала их ремёслам,
Как пройти домой по звёздам,
Как построить корабли,
Как увидеть, что вдали,
Как колёса применить
И болезнь заговорить.
В шторм, когда вода хлестала,
Валуны в песок бросала,
Чтобы сохранил валун
Красоту прибрежных дюн.

Курши зажили с тех пор
Словно королевский двор:
Обустроили дороги,
Разукрасили пороги,
Учредили белок ловлю
И янтарную торговлю,
Стройку башен зачинили
И святилищ наплодили,
Постепенно этот край
Стал цветущим, будто рай.

Скоро франкский вождь Гекуб
Наточил на куршей зуб,
Невесть где бойцов нашёл
И на пруссов их повёл,
С целью разорить страну,
Да позолотить казну.
Вёл дружинников полгода,
Истребляя огороды,
Разгоняя местный люд,
Поджигая поле-луг,
Отравляя реки-воды,
Разозлил к себе народы;
Многих воинов побеждал
И к границам подступал.
Только дым горящих пашен
Увидали курши с башен,
Стали думать, да гадать,
Как бы пыл его унять.
Курш по имени Паланда
Предложил собрать команду
И всем племенам в собраньи
Выйти дружно в поле брани;
Знатный лесоруб Вильганда
Предложил зайти к ним с фланга
И срубить побольше дуб,
Чтоб Гекубу выбить зуб.
Вот в разгар дебатов тинга
К куршам подошла Неринга,
А как слушать надоело,
Тотчас же взялась за дело:
Стала камни собирать,
Чтоб врагу пройти не дать.
Вскоре, к удивленью куршей
Грохот заложил им уши:
Словно стая журавлей,
Множество больших камней
Полетело на врагов
Мимо прусских хуторов -
Это сильная Неринга
Рядом делала разминку:
Камни начала бросать
Прямо на чужую рать.
А когда осела пыль,
От Гекуба только быль,
Да истории остались –
Пруссы долго с них смеялись:
Мол, теперь его солдаты
Превратились все в Карпаты,
Войско всё его померло,
А он сам – гора Говерла.

Проходили дни за днями,
Женихи за женихами
К великанше приходили,
Но ни с чем и уходили,
Так как не удались в росте,
Да и в силе – хрупки кости.
Вождь Карвейт уж старый стал,
Но один указ издал:
Дабы мирно жить в Валгалле
Дочке парня чтоб искали,
Чтобы ей он был под стать,
Чтобы ростом смог достать.
И отправились гонцы
По стране во все концы,
Дружно посбивались с ног,
Но никто найти не смог,
Богатырские детины
Для Неринги – не мужчины:
Те, кто смотрит свысока,
Доставал ей до пупка.
Много времени прошло,
Много женихов ушло;
Наконец, в одной из стран
Объявился великан,
Как про девушку прослышал,
Так из хижины и вышел,
Только два шага в дороге –
Вот уже он, на пороге,
Как Нерингу увидал,
Так в неё влюблённый стал.
Свадьбу видную сыграли,
Пруссы все там загуляли:
Жгли огромные костры,
Обрушали все шатры,
Состязались на конях
И плясали на углях,
Весть про этот славный пир
Быстро облетела мир.

Крива тоже приходил,
Да всё в обмороке был:
Как глаза в Нерингу вперил –
Сразу в чудеса поверил,
Тотчас на погост залез,
Отменил запрет на лес,
И до самого конца
Пировал в поте лица.

А Неринга с муженьком
Отыскали новый дом
На окраине земель,
Там, где солнца колыбель…
И с тех пор о великанах
Не слыхали в разных странах,
А предание о них
Помнит только этот стих.

05.08.2009, Биттнер Ф. Ж.
Национальное общество защиты растений силы

#33 Юрий Констант - admin

Юрий Констант - admin

    Администратор

  • Администраторы
  • 6 015 сообщений

Отправлено 16 Апрель 2013 - 01:16

Фил, искренне насладился сказками! Образы, ритм, рифма, неплохой словесный ряд. Талантливо! Это твоё.
Выделить архетипы, увы, не смогу. Пусть это сделают профессионалы. :)

astro-man777@mail.ru


#34 Philipp Bittner

Philipp Bittner

    Сверхветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 605 сообщений
  • ГородКалининград

Отправлено 16 Апрель 2013 - 02:14

Мастера хоть порадовать)
Национальное общество защиты растений силы

#35 Юрий Констант - admin

Юрий Констант - admin

    Администратор

  • Администраторы
  • 6 015 сообщений

Отправлено 19 Апрель 2013 - 00:23

Ночь, если это твоё, то я В ШОКЕ!!!

astro-man777@mail.ru


#36 Philipp Bittner

Philipp Bittner

    Сверхветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1 605 сообщений
  • ГородКалининград

Отправлено 19 Апрель 2013 - 00:32

Это путь))
Национальное общество защиты растений силы

#37 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 19 Апрель 2013 - 00:40

Это не мое, но если бы у меня было вдохновение, то я бы и лучше сделала :D
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna

#38 Юрий Констант - admin

Юрий Констант - admin

    Администратор

  • Администраторы
  • 6 015 сообщений

Отправлено 19 Апрель 2013 - 01:02

Ночь, я тебе верю!

astro-man777@mail.ru


#39 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Апрель 2013 - 14:27

http://demiart.ru/fo...image&img=44694
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna

#40 Anna Inkarna

Anna Inkarna

    Почётный гражданин

  • Модераторы
  • 4 921 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 19 Май 2013 - 23:25

Я думаю, эта тема в целом еще будет направлена на общение двух потоков (первого и второго), не стесняйтесь, спрашивайте, общайтесь, делитесь :D
Аура Просветленного обретает золотисто-янтарный цвет. И если приглядеться, внутри можно увидеть навсегда застывших в этом янтаре тараканов.

" - В тихом омуте....
- Да нет у меня там ни каких чертей! Только демоны и Древние Боги!"

Отказ от границ:  http://voploshenie2....ite.com/inkarna




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных